... Роби велике, не обіцяй великого (Піфагор) ...

Головне меню

Науково-практична Інтернет-конференція 03.03.2015 - Секція №1
Современная наука гражданского процесса все чаще обращается к категории эффективности. Так, этой теме посвящены работы М.А. Плюхиной, С.Ф. Демченко, С.А.Короеда, А.В. Цихоцкого и многих других авторов. Однако, единых подходов к изучению эффективности гражданского судопроизводства, впрочем, как и других правовых явлений, не сложилось. Одной из причин такого состояния представляется недостаточное внимание к истории возникновения термина, его содержанию и условиям применения в юриспруденции.
История эффективности свидетельствует о том, что это понятие изначально сформировалось и получило развитие в сфере экономики, и лишь позже стало применяться в общественных науках, в том числе и в юриспруденции. Основанием тому стала применимость эффективности для разрешения актуальных задач, стоящих перед современной правовой наукой. Поэтому область задач, которая получает разрешение с помощью категории эффективности, достаточно показательно характеризует сущность эффективности как правовой категории, является фактором конкретно-отраслевого наполнения этого универсального научного термина.
В литературе отмечено, что обычно мы начинаем пользоваться понятием эффективности, когда задаем вопросы: какова потеря энергии, можно ли снижать потери до некоторого эталонного уровня? [1, с. 191] Другие авторы говорят, что оценка эффективности позволит установить: достигнуты ли поставленные цели [2], соответствуют ли цели правовой нормы общественным потребностям [3, с. 141] и т.д. Пояснения содержания эффективности разняться, однако их все объединяет ряд неизменных моментов. 
Прежде всего, эффективность – это показатель соотношения. Логически операция установления соотношения есть сравнение, измерение одного объекта посредством другого, возможное только между объектами в каком-то смысле однородными. Несоизмеримости не могут и соотноситься [4, с. 391]. Оценка эффективности – составляющая критического восприятия процессов, проявление «стоимостного», утилитарного подхода. Практическая востребованность соответствующих подходов в юриспруденции предопределяет распространение термина «эффективность» и все более возрастающее внимание к названой характеристике. Будучи показателем по своей логической природе, эффективность тяготеет к численным выражениям (как-то «эффективность равна нулю»), исчислению в измеряемых и сравнимых показателях и т.д. В большинстве работ эффективность определена как оценочная категория, что само собой предполагает возможности ее измерения и оценки [5, с. 18]. В науке говорят о такой особенности категории «эффективность», как её привязанность к единице измерения [6, с. 69]. По нашему мнению, вряд ли можно поддержать цитируемый тезис именно в части применения единиц измерения, однако существенный математический подтекст автором подмечен верно.
Второй важный момент – это использование эффективности в качестве характеристики деятельности. В науке сделан вывод о том, что расширению понятия «эффективность» на другие сферы деятельности способствовали теоретические разработки, связанные с действиями вообще, в частности, разработки в праксиологии [7, с. 37]. Подобный взгляд в отечественной гражданской процессуальной литературе отчасти разделяется С. А. Короедом, который говорит о необходимости также учитывать результативность и действенность самого процесса как деятельности [8, с.12].
Вследствие развернутого анализа представленных в науке позиций, М.А. Солодкая приходит к выводу, что расширение понятия эффективности было призвано отразить отношение различных аспектов деятельности: результата и затрат, результата и целей, результата и потребностей, результата и ценностей [7, с. 33]. Развивая цитируемый тезис, подчеркнем, что, несмотря на разнообразие подходов к определению эффективности, показателем, который обязательно принимается во внимания для ее установления, является результат деятельности. Результат – это то, что получено в завершение какой-нибудь деятельности, работы, итог [9, с. 674]. Результат – органическая составляющая деятельности, без которой и в отрыве от которой это не результат, а предмет, состояние, явление, т.е. просто объект.
Второй элемент соотношения разнится, однако и он, также как результат, имеет характер ценности (блага). Понятие «ценность» в данном контексте следует толковать наиболее широко, как все, что представляет важность, значение, является объектом интересов и потребностей человека и общества. Соответственно, эффективность устанавливается в контексте соотношения элементов деятельности ценностного характера. При этом к сравнению принимаются объекты, отличающиеся различной функциональной ролью в системе деятельности. Поскольку оба показателя, которые берутся для установления эффективности, имеют значение ценности, она отражает соотношение благ, исполняющих различные функции (роли) в структуре деятельности. Таким образом, эффективность дает оценку деятельности в контексте процесса удовлетворения потребностей; динамики создания, обмена, трансформации ценностей, и является показателем интенсивности такого процесса.
Подводя итог, отметим, что использование категории «эффективность» в сфере гражданского процесса должно происходить в соответствии с содержанием данного термина, сформировавшимся вне юридической науки и обладающим значительным математическим контекстом. Будучи реализованными в сфере гражданского процесса, свойства категории «эффективность» дают возможность исследовать процессуальную деятельность в плоскости взаимодействия ее ценностно-ресурсных элементов, а также сформировать характеристику значимости и полезности имеющих место процессов.
 
Список использованных источников:
1. Пивоваров Д.В. Основание, причина, эффективность, детерминизм / Д.В. Пивоваров. – Университетская лекция. – 2014. – С. 184-196.
2. Лившиц Ю.Д. Некоторые вопросы эффективности приостановления производства по уголовному делу / Ю.Д. Лившиц, А.В. Кочетова // Актуальные вопросы уголовного процесса современной России: межвуз. сб. науч. тр. – Уфа: РИО БашГУ, 2003. Уголовный процесс. Сайт Калиновского [Электронный ресурс]. – 2009. – Режим доступа: http://kalinovsky-k.narod.ru/b/ufa 20033/15.htm.
3. Жинкин С.А. Эффективность права : антропологическое и ценностное измерение: дис....докт. юр. наук.: 12.00.01. / С.А. Жинкин. – Кубанский государственный университет. – Краснодар, 2009. – 401 с.
4. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка / В.И. Даль. – В 4 тт. – Т 4 С – V. – М.: Олма-Пресс., 2001. – 576 с.
5. Москвич Л.Н. Основы концепции оценки функционирования судебной системы / Л.Н. Москвич // Юридическая наука. – 2013. – № 13. – С. 18-22.
6. Боровиков Д.А. Эффективность как социально-психологическая категория: онтологический подход / Д.А. Боровиков / Вестник Удмуртского университета философия. Социология. психология. Педагогика. – 2011. – Вып. 2. – С. 69-76.
7. Солодкая М.С. Надежность, эффективность, качество систем управления / М.С.Солодкая // «Credo». – № 5 (17). – Оренбург, 1999. – С. 30-46.
8. Короєд С.О. Процесуальне забезпечення ефективності цивільного судочинства: автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.00.03 / С.О. Короєд. – К., 2014. – 43 с. 
9. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова // Российская академия наук. Институт русского языка им. В. В. Виноградова. – 4-е изд., дополненное – М.: ООО «ИТИ Технологии», 2007. – 944 с. {jcomments on}
 
 

-
English French German Polish Romanian Russian Ukrainian
2022
August
MoTuWeThFrSaSu
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Національний розвиток держави і права повинен ґрунтуватися, у першу чергу, на:
 
На Вашу думку чи забезпечують реалізацію принципу верховенства права законодавчі реформи 2020 року?
 

Наші видання

Збірник матеріалів конференції(17.05.2012 року)
Система Orphus
Повну відповідальність за зміст опублікованих тез доповідей несуть автори, рецензенти та структурні підрозділи вищих навчальних закладів та наукових установ, які рекомендували їх до друку.

Лічильники і логотипи

Актуальна Юриспруденція